Версия для печати

Лондон-Сочи: Спортивная медицина – призрачные надежды


Павлов Сергей Евгеньевич, кандидат медицинских наук,
доцент кафедры спортивной медицины Московской Государственной Академии Физической Культуры (МГАФК)

«Спортивная медицина», которая в практическом здравоохранении всегда была представлена лишь допотопным врачебным контролем, не отвечающим требованиям даже «массового спорта» и отдельно существовавшей спортивной травматологией, едва зародившись, уже в 70-х годах ХХ века остановилась в своем развитии, а к середине 80-х фактически перестала существовать. Одной из причин этой, долгое время никем не признаваемой «смерти», стало несоответствие содержания медицинской специальности «Лечебная физическая культура и спортивная медицина» требованиям спорта. Вообще, «лечебная физическая культура» («ЛФК») – раздел клинической медицины занимающийся лечением и профилактикой заболеваний методами физической культуры и одновременно - раздел физической культуры, в котором рассматривают физические упражнения для восстановления здоровья больного человека и его трудоспособности. Соответственно: «ЛФК» - отдельная медицинская специальность, не имеющая непосредственного отношения к спорту, которая в реальной спортивной медицине может быть лишь ее частью в составе службы медицинской реабилитации спортсменов. И «спортивная медицина», как бедная падчерица ЛФК никогда не соответствовала своему истинному предназначению[25]. Сегодня то, о чем я в течение 15 лет писал и говорил с разных трибун случилось: «Медицинское сопровождение спорта в стране уничтожено» - свидетельствует директор Центра инновационных спортивных технологий департамента физкультуры и спорта Москвы Давид Чичуа (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). Но - уникально: сегодня те, кто, многие годы бессменно занимая главенствующие посты в официальной «спортивной медицине», фактически и уничтожили всей своей деятельностью (а, точнее, - непрофессионализмом и бездеятельностью!) ее зачатки, вновь заняв «командные высоты», выступают за «реанимацию» нежизнеспособного, созданного некогда их предшественниками искусственного конгломерата «ЛФК и спортивная медицина» (в другой еще более несуразной редакции - «Реабилитация больных и инвалидов и спортивная медицина»): «Главный специалист по лечебной физкультуре и спортивной медицине Минздравсоцразвития доктор медицинских наук профессор Борис Поляев согласился с тем, что система медсопровождения спорта «обветшала». Однако, по его мнению, вскоре будут предприняты попытки реанимации». (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). Да с тем же успехом можно пытаться «реанимировать» разложившийся труп!

Кстати, вышеупомянутые «специалисты» по «спортивной медицине» за многие десятилетия и по сей день так и не смогли понять разницы между физической культурой и спортом, как не смогли выработать и единого, соответствующего реалиям определения данной отрасли медицинской науки и практики и определить цели и задачи специальности, которой они якобы занимались! Но физическая культура и спорт – две различные ветви общечеловеческой культуры, кардинально различающиеся в целях, задачах, средствах и методах достижения целей и решения задач. Еще римский врач Клавдий Гален (129-201 г. н. э.), которого сегодня не совсем обоснованно считают первым спортивным врачом (он, в том числе, занимался лечением гладиаторов), осознавал разницу между оздоровительными и спортивными физическими упражнениями. И следует понять что наблюдение за здоровьем физкультурников вообще не требует создания в стране специальной медицинской службы – с этим гораздо лучше и без дополнительных затрат со стороны государства справятся поликлинические структуры. Спорт же на всех его уровнях требует особого внимания медицины. Но особой медицины – медицины спорта с присущими ей специфической целью и задачами!

Сегодня существует насущная необходимость создания единой специализированной службы медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов. Но сегодня ни в России, ни за рубежом не существует ни одного учебного заведения, реально занимающегося обучением требуемых спорту специалистов по медико-биологическому обеспечению подготовки спортсменов. Начальник отдела медобеспечения сборных команд России Михаил Береснев свидетельствует: «Специализированные кафедры медвузов готовят специалистов по реабилитологии, лечебной физкультуре, фитнесу, но не врачей, которые могли бы полноценно работать с командами спортсменов» (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). Но, более того, - ни одна из «профилированных» кафедр медицинских ВУЗов страны сегодня просто не в состоянии обеспечить подготовку спортивных врачей в связи с абсолютным отсутствием на самих кафедрах специалистов по собственно спортивной медицине. Кроме того, законодательная и образовательная базы медицинских ВУЗов просто не позволяют им заниматься подготовкой специалистов по спортивной медицине. И, наконец: Министерству Здравоохранения и социального развития России вообще никогда не был нужен ни сам спорт (находящийся, кстати, в сфере внимания Министерства спорта, туризма и молодежной политики России), ни работоспособная и эффективная спортивная медицина! Максимум на что способен сегодняшний Минздравсоцразвития – это на возрождение некогда уже существовавшего «суррогата» из «ЛФК» («медицинской реабилитации») и допотопного врачебного контроля физкультурников. К слову: эта «допотопность» обусловлена издавна бытующими представлениями врачей о целях, задачах и методах врачебного контроля и никоим образом не может быть устранена исключительно введением во врачебный контроль современных методов медицинского обследования. И логичен вопрос: а зачем заново создавать «спортивную медицину», изначально игнорирующую требования современного спорта? Российскому Правительству и российскому бизнесу давно следует понять, что, сколько ни вкладывай денег в помойку, она помойкой и останется!

В основе специального образования любого врача лежат базовые дисциплины, без которых он не может состояться как врач: анатомия, физиология, биохимия и др. Однако спортивный врач должен изучить эти дисциплины еще и в разрезе специфики спортивной деятельности человека. Так, спортивный врач обязан досконально знать спортивную морфологию. Но программа курса нормальной анатомии медицинских институтов не предусматривает даже поверхностного ознакомления с тонкостями спортивной морфологии. Спортивному врачу абсолютно необходимы глубокие знания системной физиологии (а не просто - частной физиологии, преподаваемой сегодня в медицинских и спортивных ВУЗах). Именно в этой области сегодня благодаря теоретическим и практическим работам отдельных советских и российских исследователей [2, 3, 4, 5 и др.; 24, 26 и др.; 34, 35] cделан огромный шаг вперед, хотя и отечественные, и заграничные «апологеты» от медицины и физиологии с удивительным упорством, граничащим с идиотизмом, цепляются за свои безнадежно безграмотные представления. Пересмотр господствующих сегодня абсурдных представлений об адаптации Г. Селье (1958 и др.), Ф. З. Меерсона (1981), Ф. З. Меерсона, М. Г. Пшенниковой (1988), В. Н. Платонова (1988) и др. с позиций теории функциональных систем[1, 2, 3, 4, 5] позволил описать реально работающие законы адаптации [24, 26, 28 и др.], и внести существенные и, главное, действенные коррективы в находящуюся в глубоком кризисе [4; 12; 25] теорию спортивной тренировки. Ситуация, сложившаяся сегодня в спортивной педагогике, вообще уникальна: искусственно созданные теории безапелляционно принимаются практиками и тиражируются вне зависимости от приносимых ими результатов[24]. Некогда физкультурный теоретик Л. П. Матвеев выдумал свою «универсальную» теорию периодизации подготовки спортсменов. О несостоятельности данной теории одним из первых в нашей стране заговорил профессор Ю. В. Верхошанский, предъявив своим оппонентам обвинение в отрыве постулируемых ими концепций от существующих на тот момент физиологических представлений о процессе адаптации организма к тренировочным нагрузкам. Им же взамен «периодизационной» теории тренировки Л. П. Матвеева был предложен совершенно иной, более логичный принцип построения тренировочного процесса. Однако попытка Ю. В. Верхошанского поставить спортивную педагогику на физиологические «рельсы» оказалась неудачной в связи с тем, что в качестве физиологической базы своей концепции он использовал не отвечающие реалиям представления об адаптации в редакции Селье–Меерсона-Платонова [32, 37, 38 и др.; 18, 19; 29, 30; и др.]. Но еще в 1976 году авторитетнейший спортивный физиолог Н. Яковлев (1976) писал, что тренировка - процесс адаптационный, а когда в Советском Союзе стали популярны высказывания об управлении тренировкой, он же отреагировал на это достаточно саркастической статьей: «Чтобы успешно управлять, надо знать механизмы».

С системных позиций совершенно по-другому выглядят принципы организации тренировочного процесса, по-другому решаются проблемы восстановления и повышения работоспособности спортсмена[24], а, следовательно, именно работа в этом направлении открывает возможности для создания современных эффективных технологий подготовки высококвалифицированных спортсменов, способных побеждать на соревнованиях любого уровня! И спортивный врач обязан знать основы теории и методики спортивной тренировки. Без знаний в этой области он не может состояться как специалист по спортивной медицине. И именно системный подход дает ключ к пониманию отличия спортивной медицины от других медицинских специальностей: в спорте «нормой» функционирования человеческого организма является специфическая спортивная деятельность спортсмена – в отличие от «обычной» медицины, в которой «нормой» является обыденное существование человека. Спортивная медицина обязана изучать и наблюдать спортсмена, прежде всего, - в процессе осуществления им этой специфической спортивной деятельности, а спортивный врач вместе с тренером должен готовить его именно к этой деятельности. А сегодня, насильственным возвращением «спортивной медицины» в лоно Минздрава и передачей его в ведение структуры, абсолютно далекой от спорта и его проблем (ФМБА), сам спорт оставлен без медицины, а «спортивная медицина» - без спорта!

Спортивный врач обязан владеть методами современной психодиагностики. Но следует отметить, что современная психология оторвана от физиологических реалий. До сих пор не оправдались надежды И. П. Павлова на то, что «...настанет время "законного брака" физиологии с психологией» (Павловские среды. Т.2. М.-Л., 1949). Сегодня необходимо создание нового направления науки – психофизиологии спорта. Но подготовка «спортивных психологов» велением свыше теперь доверена МГУ. При всем уважении к этому учебному заведению: готовить специалистов для спорта вне спорта, не давая им специфических спортивно-педагогических знаний – полная профанация!

Сегодня «спортивная медицина» и «спортивная психология» абсолютно виртуальны и полностью оторваны от реально действующих законов физиологии и от спорта! Как должно быть – представлено на рисунке 1.


Рисунок 1 - Принцип взаимосодействия основных научно-практических направлений подготовки квалифицированных спортсменов.

Современная спортивная медицина - это отдельная специфическая область медицинской науки и практики, отвечающая за медико-биологическое обеспечение подготовки спортсменов [25, 27, 28 и др.]. Это абсолютно конкретное и точное определение медицины спорта уже десятилетие игнорируется так называемыми «специалистами» по «спортивной медицине», поскольку, будь это определение официально принято, последние из-за своего несоответствия и неспособности соответствовать реальным требованиям специальности тут же оказываются вне ее.

Основная цель спортивной медицины – медико-биологическая подготовка спортсменов к участию в соревнованиях. При этом медико-биологическая подготовка спортсменов – неотъемлемая составляющая их подготовки в целом, призванная решать целый ряд специфических задач.

Основные задачи спортивной медицины:

  • Медико-биологический отбор и допуск к занятиям тем или иным видом спорта в соответствии с генетически и фенотипически обусловленными возможностями индивидуума.
  • Допуск к занятиям спортом и спортивным тренировкам на основании информативной многовариантной оценки состояния здоровья индивидуума;
  • Контроль за функциональным состоянием организма спортсмена в целом в условиях осуществления им избранной спортивной деятельности – всегда на основе использования принципа мультипараметрической оценки характеристик совершаемой им специфической работы и принципа мультипараметрической оценки реакций организма спортсмена на совершаемую им тренировочную и соревновательную работу;
  • Коррекция динамики функциональных состояний спортсмена с использованием специфических корригирующих комплексов, включающих средства и методы, разработанные на основе методов клинической медицины, традиционной народной медицины;
  • Обеспечение роста тренированности (повышение специальной работоспособности) спортсмена с использованием физиологически обоснованных специфических комплексных (педагогических, медико-биологических, психологических) воздействий на организм спортсмена;
  • Профилактика и лечение травм и заболеваний спортсменов в процессе их специфической деятельности и вне ее;
  • Реабилитация спортсменов после перенесенных травм и заболеваний;
  • Экстренная помощь при травмах и неотложных состояниях спортсменов;
  • Контроль за соблюдением спортсменами гигиенических требований, способствующих снижению заболеваемости и росту тренированности;
  • Контроль за применением в спорте фармакологических препаратов.

В соответствии с указанными задачами определены[27] главные составные части спортивной медицины:

  • Врачебный контроль в спорте;
  • Функциональный контроль в спорте;
  • Функциональная реабилитация спортсменов и повышение спортивной работоспособности;
  • Терапия соматических заболеваний спортсменов;
  • Спортивная травматология;
  • Медицинская реабилитация спортсменов;
  • Неотложная медицинская помощь в спорте;
  • Гигиена спорта;
  • Служба допинг-контроля.

Врачебный контроль – одна из «традиционных» составных частей спортивной медицины. Однако подавляющая часть «специалистов» по «спортивной медицине» до настоящего времени считает, что врачебный контроль собственно и есть спортивная медицина (Иорданская Ф. А., «МК», 30 декабря 2008 г.). Во многом формированию такого мнения способствовало, с одной стороны, - незнание врачами (включая специалистов по врачебному контролю) основ системной физиологии, с другой стороны, – непонимание ими реальных целей и задач, стоящих перед спортивным врачом. При этом неоправданные амбиции специалистов по врачебному контролю всегда распространялись и на сферы влияния спортивной педагогики и в частности - когда врачи пытались (и пытаются сегодня!) оценивать уровень тренированности спортсмена, основываясь на данных, полученных при проведении неспецифических по отношению к избранной спортивной деятельности лабораторных тестов. Более того, основываясь на результатах этих тестов, они на всех уровнях (включая уровень сборных команд страны) выдавали и выдают абсолютно безграмотные рекомендации по медико-биологической подготовке спортсменов. Следует упомянуть и о недопустимой ограниченности аппаратной и методологической базы сегодняшнего врачебного контроля и еще раз – физиологически неоправданную амбициозность специалистов в данной области в плане их возможностей в оценке «функциональных состояний» (сам этот термин несостоятелен и безграмотен!) спортсменов. Сегодня необходимо четко определить функции специалистов по врачебному контролю. Вполне очевидно, это должны быть, прежде всего, экспертно-медицинские функции, направленные на оценку уровня здоровья спортсмена, выявление явных и скрытых патологических процессов, прогнозирование течения выявленных патологических состояний (в обязательном порядке опираясь на знания всех нюансов и особенностей спортивной подготовки каждого конкретного спортсмена). Современный врачебный контроль в спорте не может считаться полноценным без введения в него генетических методов исследования, позволяющих своевременно оценить, предупредить и исключить риски провоцируемых чрезмерными тренировочными нагрузками заболеваний и смертей.

Сегодняшнее представление о принципах врачебного контроля непрофессионально упрощено. Так П. Лидов, руководитель медицинских программ КХЛ считает достаточным периодический (во временных рамках, вполне привычных для уже «умерших» или все еще «догнивающих» ныне врачебно-физкультурных диспансеров) врачебный контроль. Такой подход работает только для случаев выявления уже имеющейся патологии – то есть врачи всегда будут опаздывать и констатировать случившееся. Конечно, в подростковом возрасте в первую очередь подвержены внезапной остановке сердца те, кто имеет врожденные аномалии коронарных сосудов, гипертрофическую кардиомиопатию
кардиомиопатия
(cardiomyopathia: греч. kardia сердце + греч. mys, myos мышца + pathos страдание, болезнь; син. кардиопатия) — общее название болезней неясной или спорной этиологии, характеризующихся избирательным, чаще невоспалительным, поражением миокарда.
нажмите для подробностей..
, различные нарушения проводимости, в частности синдром WPW, врожденные и приобретенные пороки сердца. Но согласно данным Northcote et al. (1986) непосредственной причиной внезапной смерти обычно является фибрилляция желудочков или асистолия и имеются указание на то, что летальная аритмия
аритмия
(греч. arrhythmia отсутствие ритма, неритмичность, от а- + rhythmos ритм) — общее название нарушений формирования импульса возбуждения или его проведения по сердечной мышце; А. обычно проявляется нарушением ритма сердечных сокращений....
нажмите для подробностей..
может возникнуть и без органических заболеваний сердца. Однако подавляющее большинство современных исследователей игнорируют как «преморбидный анамнез» (в большинстве случаев свидетельствующий о чрезмерных физических нагрузках), так и фактические истоки стресс-теории Г. Селье (1958), (истинный физиологический стресс всегда ведет к повреждению миокарда
миокард
(myocardium, греч. myos мышца + kardia сердце; син. мышца сердечная) — средний слой стенки сердца, образованный сократительными мышечными волокнами и атипичными волокнами, составляющими проводящую систему сердца....
нажмите для подробностей..
, рано или поздно заканчивающемуся дисфункцией или несостоятельностью последнего[8]), взятой на вооружение нынешними спортивными педагогами. Лишь в единичных публикациях встречаются попытки более глубокого анализа причин возросшей в последние годы внезапной смертности в спорте. Так директор НИИ спортивной медицины РГУФКСиТ профессор А. В. Смоленский (2008) пишет: «...чаще всего речь идет о внезапной сердечной смерти, которая в значительной части случаев является следствием острых физических перенапряжений, возникающих при чрезмерной нагрузке на тренировке, соревновании...». Кстати, пресловутые истинные гипертрофические кардиомиопатии (генетически обусловленные заболевания) сами по себе препятствуют достижению высоких спортивных показателей в тех видах спорта, в которых анатомо-физиологическая система кровообращения играет ведущую роль. Поэтому диагноз «кардиомиопатия» в отношении атлетов, погибших уже после достижения ими спортивных высот – более чем сомнителен. И увлекшись исключительно исследованием тонкостей кардиологии (это вообще в традициях прежней «спортивной медицины»!), нынешние «спецы» напрочь забыли про поиски других реально возможных первопричин последующих сердечных патологий и внезапных смертей в спорте.

В основе функционального контроля в спорте должен лежать постулат о невозможности оценки «деятельности» целостных функциональных систем (функциональных систем поведенческих актов) организма человека на основании данных о «работе» отдельных компонентов этих систем и правило об абсолютной «функционально-структурной» специфичности поведенческих (более узко - двигательных) актов человека. Принятие этих физиологических законов ставит функциональный контроль в строгие рамки и «привязывает» его к тренировочной и соревновательной деятельности спортсмена. Участвовать в проведении функционального контроля могут и специалисты по врачебному контролю, но функциональный контроль по своему содержанию - в большей степени физиолого-педагогическое, нежели врачебное мероприятие со многими несвойственными врачебному контролю задачами. С другой стороны, регулярно высказываемые в течение уже не одного десятилетия претензии физиологов на право проведения функционального контроля, также не могут быть обоснованы, поскольку одна из его задач - выявление пограничных и патологических состояний, которые в ряде случаев могут быть диагностированы только при совершении спортсменом специфической деятельности. Еще И. П. Павлов говорил: «Физиологический кругозор думающих врачей иногда шире и свободнее, чем самих физиологов». Кроме того, именно данные функционального контроля должны служить «материальным» основанием для использования тех или иных средств и методов функциональной реабилитации спортсмена, что должно являться уже сугубо врачебной прерогативой. Таким образом, функциональный контроль (непрерывный, периодический, этапный), в обязательном порядке осуществляемый в «полевых» условиях (условиях, тренировочной и соревновательной деятельности спортсмена) – должен стать неотъемлемой частью спортивной медицины. Более того - в современном профессиональном спорте необходима ежедневная (мониторинговая) оценка адекватности предлагаемых спортсменам тренировочных нагрузок их динамически меняющемуся уровню функциональной готовности к тренировочной работе и соревновательной деятельности[24]. Об отдельных высокоинформативных методах, которые могут быть использованы в таком мониторинге, мы уже писали ранее[11, 13, 14, 23]. При этом, любые полученные в таких ежедневных исследованиях данные о каждом спортсмене должны быть доступны не только тренерам, но и специалистам, осуществляющим в общем процессе их подготовки специализированные восстановительные мероприятия и мероприятия связанные с повышением специальной работоспособности спортсменов. И если учесть возможность при мониторинговом типе наблюдений за динамикой функциональной готовности спортсмена немедленного получения информации, то становится реальным обоснованное и своевременное внесение корректив и в педагогическую, и в медико-биологическую составляющие его подготовки. С указанных позиций открывается путь для создания максимально эффективных технологий подготовки высококвалифицированных спортсменов. И если мы сегодня не пойдем этой дорогой, по ней двинутся наши соперники и тогда завтрашние Лондон и Сочи окажутся для нас гораздо горше вчерашнего Ванкувера!

Вне всякого сомнения: одна из главных причин роста в последние годы числа смертей в современном спорте – абсолютно необоснованно «взвинченные» сегодня спортивными педагогами тренировочные нагрузки. Но, кстати, вина за стремление тренеров нагрузить своих подопечных «по максимуму» лежит, прежде всего, - на совести «апологетов» от спортивной педагогики, многие годы несущих как знамя бредовый тезис о том, что рост тренированности спортсмена невозможен без стрессовых тренировочных нагрузок. То, что это не так, давно уже доказано, в том числе, - на практике. Но, чтобы работать по-другому и получать более высокие спортивные результаты, нужно обладать целым комплексом специальных тренерских знаний. Увы, наши ведущие клубные тренеры (что уж там говорить о тренерах-иностранцах!) реально никогда ничему не учились (они всю жизнь играли в футбол, хоккей, баскетбол и т. д.). Поэтому когда президент России «упрекнул» спортивные ВУЗы страны в низком уровне преподавания тренерских дисциплин, он был отчасти неправ. Но если нынешних хозяев профессиональных спортивных клубов устраивают в роли тренеров «чайники» - флаг им в руки (на то они и хозяева!) – пусть нанимают, кого хотят. И другой случай - когда дело касается здоровья (а, тем более – жизни!) спортсменов – надо четко знать, кто на самом деле виноват и кто должен за все отвечать! Вспомним, что тем же омским «Авангардом» весь предсезонный период 2008 года руководил большой любитель объемно-интенсивных нагрузок С. Герсонский (кстати, уволенный в начале игрового сезона за то, что команда не заиграла, а это - уже вполне прогнозируемый результат именно тренерской деятельности: по этому поводу имеет смысл вспомнить мою статью в газете-журнале «Весь хоккей» под названием «Время непрофессионалов») и истоки осенней трагедии следует искать именно в этом. И никакие разовые, даже самые тщательные медицинские проверки эту трагедию не предотвратили бы. Дело в том, что в организме спортсмена процессы, приводящие к внезапной смерти, чаще всего происходят по принципу снежной лавины, которая, быстро увеличиваясь в объеме, держится на своем месте до последнего и вдруг срывается от легкого толчка и обрушивается вниз уже неудержимо. Единственная возможность предотвратить следующие трагедии – уже упоминавшийся выше постоянный мониторинговый контроль за состоянием здоровья атлетов, за переносимостью ими тренировочных нагрузок и за уровнем динамически меняющейся функциональной готовности спортсменов, работающим порой буквально на износ.

Отдаленным прообразом для построения системы функционального контроля в какой-то степени могли бы послужить комплексные научные группы, некогда работавшие со сборными командами страны. Однако огромным минусом работы прежних комплексных научных групп, фактически сводившим к нулю ее «стоимость», было реальное отсутствие единого системного принципа в оценке данных, получаемых чаще всего в абсолютно не связанных между собой исследованиях. Система функционального контроля в спортивной медицине должна строиться только в соответствии с четким пониманием стоящих перед исследовательским коллективом задач и основываться на принципах функциональной системности.

Создание специализированной службы функциональной реабилитации спортсменов и повышения их спортивной работоспособности – одна из насущнейших проблем современного спорта. Однако эти проблемы даже в сборных командах страны сегодня пытаются решать в основном спортивные фармакологи (вообще множественное число здесь сомнительно: мне лично известен лишь один – С. Н. Португалов). Но проблема восстановления после тренировочных и соревновательных нагрузок в современном спорте уже не может решаться без грамотно организованного функционального контроля и исключительно с позиций использования фармакологических средств – эта проблема требует комплексного решения с применением как средств и методов фармакологии, так и средств и методов физиотерапии, бальнеотерапии, рефлексотерапии, массажа и проч. Более того, российскими учеными разработаны высокоэффективные методы восстановления и повышения спортивной работоспособности[12, 20, 21, 22], напрочь игнорируемые спортивными практиками. И: несмотря на обилие исследовательских работ в области восстановления и повышения спортивной работоспособности, сегодня отсутствует элементарная теоретическая база для создания системы комплексной функциональной реабилитации спортсменов.

Для специалистов не секрет, что диагностика и лечение соматических и инфекционных заболеваний у спортсменов имеет свои особенности и почти всегда требует от врача нестандартных решений. Вышеупомянутые особенности, прежде всего, должны быть изучены. Но задача изучения особенностей течения соматических заболеваний у спортсменов обуславливает необходимость знания врачом особенностей «нормального» функционирования человеческого организма в различных видах спортивной деятельности. Таким образом, мы вновь приходим к необходимости использования в медицине системных физиологических знаний и далее – необходимости создания общей теории болезни, без которой современная медицина вынуждена заниматься частностями. Надо сказать, что в середине XX века имели место попытки создания общей теории болезней, но по ряду объективных и субъективных причин они были малопродуктивны. И вспомнив о том, что согласно R. Virchow (1859) «...для каждой патологической формы существует физиологический образец, и что происхождение такой формы всегда может быть сведено на один из предсуществующих уже в организме образовательных процессов», оценив направленность развития современной медицины в основном в сторону изучения частных патологических процессов в организме человека и признав несостоятельность господствующих по сей день «несистемных» представлений об адаптации – следует констатировать неготовность и современной медицины к решению данной задачи. Сделав вывод из вышесказанного, можно «обнародовать» крамольную мысль о неспособности современных врачей (из-за отсутствия реальных знаний о системных особенностях функционирования организма человека вообще и спортсмена – в частности) оценивать и эффективно бороться с соматической и инфекционной патологией у спортсменов.

Спортивная травматология – благодаря таланту и усилиям З. С. Мироновой и ее последователей - одна из наиболее развитых областей спортивной медицины. Принято считать, что спортивная травматология отличается от «обычной» травматологии тем, что основной ее задачей является лечение травм, полученных при занятиях спортом. Однако такой подход в определении различий между этими двумя родственными медицинскими специальностями не выдерживает элементарной критики. Сделать клизму больному спортсмену – еще не значит стать спортивным врачом! Главное отличие спортивной травматологии от «обычной» заключается в стоящей перед ней задачей не просто дать человеку возможность осуществлять элементарные двигательные функции после травматизации и лечения, но - обеспечить спортсмену возможность осуществлять специфические (спортивные) двигательные функции в том же объеме, что и до травмы. Более того: последствия травм и лечение не должно препятствовать дальнейшему профессиональному росту спортсмена. Плюс к этому лечение спортивных травм должно осуществляться в кратчайшие сроки – таковы требования современного спорта.

Следует признать, что в спортивной травматологии на протяжении всей истории ее существования абсолютным приоритетом пользовалось ее хирургическое направление. «Терапевтическое» направление спортивной травматологии, в основе которого лежат методы консервативного
консервативный
(лат. conservativus, от conservo сохранять) в медицине — не связанный с хирургическим вмешательством (о методе лечения). ...
нажмите для подробностей..
лечения травматических повреждений опорно-двигательного аппарата, всегда было вторично, хотя в практике спорта именно эффективное лечение травм, не требующих хирургического вмешательства, всегда было насущной задачей. При этом спортивные травматологи не имеют оснований жаловаться на невнимание к данной проблеме со стороны ученых – разработке методов консервативного лечения повреждений опорно-двигательного аппарата посвящено множество опубликованных работ. Но чаще всего до внедрения большинства разработок (вне зависимости от их эффективности) в практику работы спортивного травматолога и врача команды дело просто не доходит. И проблема тут не в пресловутом консерватизме врачей. Скорее причина здесь, с одной стороны, в «непрестижности» (а следовательно – в размере гонораров врача) консервативных мероприятий в травматологии вообще и спортивной в частности; с другой – в необходимости дополнительных затрат врачом времени и сил на «экспертную» и «внедренческую» работу (и эта работа тоже никем не оплачивается!); с третьей – в вынужденности значительных трат и так предельно лимитированных времени и сил со стороны врача при проведении собственно консервативных мероприятий по поводу травм опорно-двигательного аппарата. Открою «секрет»: врач футбольной или хоккейной команды в одиночку просто физически не в состоянии справиться с многочисленными возложенными на него обязанностями и, чаще всего, вынужденно игнорирует исполнение некоторых из них, в том числе и, чаще всего, пуская на самотек (время – лечит!) процесс излечения того или иного спортсмена от той или иной «незначительной» травмы миоэнтезического аппарата.

Медицинская реабилитология – искусственно созданная специальность, пытающаяся заменить собой лечебную физическую культуру. В связи с этим уже существование самой ЛФК, имеющей тысячелетнюю историю и за этот срок доказавшей свою высочайшую лечебную эффективность - сегодня под угрозой. Самое несмешное: даже попытки некоторых медицинских коллективов внедрить в практику отечественной «медицинской реабилитологии» отдельные методики из арсенала «кинезитерапии» (западного, неэффективного, но модного «аналога» ЛФК) ничего коренным образом не меняют в содержании «реабилитологии» (вернее – в отсутствии в ней какого-либо реального содержания). Между тем, сам термин «медицинская реабилитация» по сути своей более объемен, чем термины «ЛФК» или «кинезитерапия». Настоящая медицинская реабилитология должна включать в себя весь спектр средств и методов (включая средства и методы фармакологии, ЛФК, кинезитерапии, физиотерапии, бальнеотерапии, рефлексотерапии, массажа и т. д.), используемых сегодня в медицине. Но основная проблема нынешней «медицинской реабилитологии» состоит отнюдь не в том, чтобы собрать «в рамках» одной специальности средства и методы, используемые в различных областях медицины. Сегодня для «медицинской реабилитологии» более важно получить физиологические обоснования и выработать физиологически оправданную концепцию эффективного проведения комплексных реабилитационных процедур при каждом конкретном заболевании. «Медицинская реабилитология» должна базироваться на знаниях системной физиологии. Вместе с тем, вполне очевидно, что «ведущие специалисты» в области «медицинской реабилитологии» не осознают важности этой проблемы – об этом свидетельствует и тот факт, что ни в одном из появившихся в последние годы многочисленных «практических руководств» по данному «направлению медицины» нет и намека на попытку физиологического обоснования применения в клинике хотя бы отдельных средств и методов реабилитации. Еще П. К. Анохин (1968) писал о том, что «...медицинская реабилитология никаким образом не учитывает законы системной физиологии»[2]. Очевидно, медицинская реабилитология в спортивной медицине должна иметь свои специфические отличия от «обычной» медицинской реабилитологии в связи со специфическими же целями и задачами спортивной медицины в целом. Но эти отличия становятся ясными только в случае принятия «реабилитологами» (и, прежде всего, – «ведущими специалистами» в «медицинской реабилитологии», определяющими общую «политику» в своей специальности) системных позиций в физиологии и медицине. Сегодняшние «реабилитологи» не владеют системными физиологическими знаниями, а потому сегодня нет оснований ожидать от них создания эффективно работающего медицинского реабилитационного направления и в том числе - в спортивной медицине. Таким образом, службы «медицинской реабилитации» и «медицинской реабилитации спортсменов» - сегодня не более, чем блеф!

Неотложная (скорая) медицинская помощь в спорте – одно из важнейших направлений в спортивной медицине, которому до последнего времени практически не уделялось внимания. Скоропомощная медицина вообще имеет свои особенности – она всегда вторична по отношению к экстренной патологии, то есть – всегда следует за тем, что уже случилось. В связи с этим основное требование к скоропомощной медицине – ее абсолютная готовность в любой момент времени к любым возможным экстренным ситуациям. Это, конечно же, касается аппаратного и лекарственного обеспечения работы врача, но главное – его обученности (а, фактически – «натасканности» - до автоматизма!) практическим навыкам по оказанию пациенту неотложной и скорой медицинской помощи. Уникально: эти знания и навыки сегодня невозможно получить ни в одном медицинском ВУЗе страны! Соответственно: наличие у человека диплома врача - отнюдь не гарантия того, что в экстремальной ситуации он в состоянии выбрать единственно верный вариант действия и помочь своему пациенту. В связи с этим, в более выгодной ситуации оказываются врачи команд, имеющие достаточный предшествующий опыт работы на «Скорой помощи». Но – то, о чем сегодня все забыли! - навыками оказания первой медицинской помощи в экстренных ситуациях в совершенстве должны владеть также и тренеры всех уровней: даже в командах профессиональных клубов, по штату обязанных иметь доктора (в большинстве команд – одного-единственного и потому желательно – мастера на все руки!).

Термин «гигиена» у обывателя чаще всего ассоциируется с необходимостью блюсти чистоту собственного тела. К слову о чистоте: в той же Москве сегодня есть катки (в частности – крытый каток ДЮСШ по хоккею «Вымпел», ВАО г. Москвы), на которых отсутствуют элементарные условия (душевые) для соблюдения опять же элементарных гигиенических требований по проведению тренировочных занятий и соревнований. Но на самом деле гигиена – медицинская наука и практика, занимающаяся изучением, пропагандой и внедрением образа жизни, способствующего сохранению здоровья. Спортивная гигиена – специфическая наука и практика, рассматривающая практически все аспекты жизни спортсмена (выбор спортивной обуви и одежды, коррекция режимов сна и отдыха, регуляция режима и характера питания и т. д. – вплоть до регуляции режима половой жизни спортсмена) и, как и спортивная медицина в целом, направлена на обеспечение роста тренированности спортсмена и достижение им наивысших спортивных результатов. Но это крайне важное направление спортивной медицины сегодня напрочь игнорируется и спортсменами, и тренерами всех уровней.

Допинг в современном спорте – неизбежная реальность! Но следует вспомнить определение данное «допингу» спортивным фармакологом Р. Д. Сейфуллой: «Допинг - средство или метод, запрещенный к применению в спорте, который может быть обнаружен достоверными методами лабораторных исследований». И еще: львиная доля нынешнего списка запрещенных препаратов – обычные фармакологические средства (лекарства), вполне доступные простым смертным. А над спортивным врачом, предлагающим спортсмену (по медицинским показаниям!) некий новый, более эффективный препарат, всегда зависает дамоклов меч «допинга». С другой стороны: при нынешних нагрузках в спорте без препаратов, стимулирующих восстановительные процессы просто не обойтись. Но может ли «допинг» (читай – лекарственный препарат) привести к заболеванию и смерти? Если он назначен специалистом, по медицинским показаниям, в адекватных состоянию человека дозировках – однозначно нет! Те же анаболические стероиды, достаточно широко используются в хирургических и травматологических клиниках. Очевидно, и здоровому спортсмену вреда быть не должно? Но вот здесь уже не все так однозначно...

Таким образом, выше были указаны основные причины, помешавшие созданию спортивной медицины, соответствующей требованиям спорта. Было дано определение современной службы медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов, раскрыты ее цели и задачи, перечислены ее главные составные части и рассмотрены основные проблемы каждой из них.

Кроме того, было заявлено, что сегодня нигде в мире нет ни одного врача, который обладал бы всеми знаниями и навыками, соответствующими требованиям специальности «спортивный врач». Таких врачей надо готовить. Новый-старый главный специалист по лечебной физкультуре и спортивной медицине Минздравсоцразвития доктор медицинских наук профессор Борис Поляев не так давно заявил: «Решается вопрос о создании Национального центра научной поддержки спорта, будут усилены врачебно-физкультурные диспансеры. И к Олимпиаде в Сочи можно даже ожидать всплеска спортивной медицины в стране» (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). Но оптимизм профессора-«реабилитолога» безоснователен: уж ему то задача создания действенной и эффективной спортивной медицины точно не под силу, а иначе – чего же он хотя бы не попытался сделать это в прежние годы, когда он, как и сегодня, возглавлял в стране официальную «спортивную медицину»? Но самое главное - на пути процесса создания современной спортивной медицины сегодня стоят возведенные в высшую степень клановость и непрофессионализм в госструктурах, которым правительством России поручена «реанимация» медицины спорта.

Единственный кардинальный выход из сложившейся ситуации - создание Центра подготовки специалистов по медико-биологическому обеспечению спорта под эгидой Министерства спорта, туризма и молодежной политики РФ и Олимпийского Комитета России. Основная сложность создания такого Центра состоит в том, что для его работы, прежде всего, необходимо подготовить преподавательские кадры по фактически несуществующим (как сама спортивная медицина) или безнадежно отставшим (теория и практика физической культуры и спорта, спортивная физиология, спортивная психология и др.) дисциплинам. И эта задача уж точно не может быть решена в рамках медицинского ВУЗовского образования. Тем не менее, задача создания Центра подготовки специалистов по медико-биологическому обеспечению спорта должна и может быть решена именно сегодня.

Уже сегодня в обязательном порядке необходимо вводить принцип профессионального сертифицирования специалистов по медико-биологической подготовке спортсменов (включая спортивных массажистов). Причем данный сертификат должен быть обязательным условием для приема врача или массажиста на работу в спортивный клуб любого ранга и узаконен как Министерством спорта, туризма и молодежной политики РФ, так и Министерством здравоохранения и социального развития России. В подготовке специалистов по спортивной медицине возможен лишь принцип послевузовской подготовки и переподготовки врачей любых специальностей (последнее должно быть еще и разрешено и узаконено). Но – повторю - чтобы реально обучать и сертифицировать специалистов по медико-биологической подготовке квалифицированных спортсменов, должен быть создан Центр профессиональной подготовки и переподготовки спортивных врачей под эгидой Министерства спорта, туризма и молодежной политики РФ и Олимпийского Комитета России.

Курс подготовки спортивных врачей (реализованный по принципу последипломного специального образования) должен включать следующие дисциплины:

  • Спортивная морфология
  • Физиология спорта
  • Биохимия спорта
  • Основы теории и методики спорта
  • Теория и методика избранных видов спорта
  • Спортивная фармакология
  • Врачебный контроль в спорте
  • Функциональный контроль в спорте
  • Теоретические и практические основы проведения восстановительных мероприятий в спорте
  • Спортивная травматология
  • Основы «спортивной» терапии
  • Основы медицинской и спортивной реабилитологии
  • Физиотерапия и бальнеология
  • Скоропомощная медицина – теоретические и практические основы
  • Спортивный массаж
  • Гигиена спорта
  • Спортивная психология

Центр профессиональной подготовки и переподготовки спортивных врачей должен быть укомплектован специалистами высочайшего уровня по отдельным направлениям спортивной медицины. Данному Центру должны быть вменены экспертные, инспекторские и регламентирующие (по отношению к бригадам медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов, клубам и командам) обязанности. Для контроля за медико-биологическим обеспечением подготовки профессиональных спортсменов должна быть создана экспертная комиссия из ведущих специалистов Центра профессиональной подготовки и переподготовки спортивных врачей. Эта комиссия должна быть наделена правом (на основании результатов регулярных проверок работы спортивно-медицинских служб спортивных клубов) выносить решение об отзыве сертификатов отдельных спортивных врачей. Только создав соответствующую всем требованиям современного спорта службу медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов, можно поднять отечественный спорт на достойную высоту и избежать многочисленных трагедий, которые давно уже коснулись и российского спорта.

Литература

  1. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. - М.: Медицина., 1975. - 477 с.
  2. Анохин П. К. Узловые вопросы теории функциональной системы. - М.: Наука, 1980. - 197 с.
  3. Блеер А. Н., Чистова Н. А., Кузнецова Т. Н., Павлов С. Е. Профессиональный взгляд тренера на цели, задачи и проблемы современной спортивной медицины // «Тренер» (журнал в журнале «Теория и практика физической культуры»), 12-2001. – С. 28-32
  4. Верхошанский В. Ю. Горизонты научной теории и методологии спортивной тренировки // ”Теор. и практ. физ. культ.” - № 7, 1998.- С. 41-54.
  5. Волков Н. И. Закономерности биохимической адаптации в процессе спортивной тренировки // Учебное пособие для слушателей Высшей школы тренеров ГЦОЛИФКа. - Москва, 1986. - 63 с.
  6. Гаркави Л. Х., Квакина Е.Б., Уколова М.А. Адаптационные реакции и резистентность организма. - 2-е изд., доп.- Ростов-на-Дону: Ростовский ун-т, 1979.- 128 с.
  7. Городенский Н. Г., Павлов С. Е., Шармина С. Л. Нейроэргометрия - новый метод оценки уровня здоровья // Бюллетень N 4 ЦОА-РГАФК / Специальный выпуск: “Медико-биологические проблемы спорта”. - Москва, 1998. - С. 100-118.
  8. Кузнецова Т. Н., Павлов С. Е. Методика применения физиотерапевтических средств (низкоэнергетических ИК-лазеров) в тренировочном процессе пловцов // Методическая разработка для преподавателей, аспирантов и студентов РГАФК. - РГАФК. - М., 1997. -52 с.
  9. Павлов С. Е., Кузнецова Т. Н. Метод определения термосенситивности биологически активных точек (Акабане-тест) в системной диагностике функциональных состояний пловцов // Методическая разработка для тренеров, преподавателей, аспирантов и слушателей Академии. - РГАФК. -М., 1997.- 12 с.
  10. Кузнецова Т. Н., Павлов С. Е. Перспективы использования гематологических показателей в контроле за состоянием адаптационных систем организма спортсмена // Бюллетень N 4 ЦОА-РГАФК / Специальный выпуск: “Медико-биологические проблемы спорта”. - Москва, 1998. - С. 89-96.
  11. Матвеев Л., Меерсон Ф. Принципы теории тренировки и современные положения теории адаптации к физическим нагрузкам / В кн.: Очерки по теории физической культуры. - М.: ФиС, 1984.- С. 224-240.
  12. Матвеев Л. П. Общая теория спорта. Учебная книга для завершающих уровней высшего физкультурного образования. – М.: 4-й филиал Воениздата. 1997 г., 304 с.
  13. Матвеев Л. П. К дискуссии о теории спортивной тренировки // «Теор. и практ. физ. культ.» - № 7, 1998. - С. 55-61.
  14. Меерсон Ф. З., Пшенникова М. Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. – М.: Медицина, 1988. – 256 с., ил.
  15. Павлов С. Е. Лазерный “допинг” // Теор. и практ. физ. культ. -1998, № 6.- С.58.
  16. Павлов С. Е., Кузнецова Т. Н. Системная диагностика функциональных состояний спортсменов // Бюллетень N 4 ЦОА-РГАФК / Специальный выпуск: “Медико-биологические проблемы спорта”. - Москва, 1998. - С. 78-84.
  17. Павлов С. Е. Основы теории адаптации и спортивная тренировка. // Теор. и практ. физ. культ., № 1, 1999. - С. 12-17.
  18. Павлов С. Е. Современная спортивная медицина / Вестник спортивной медицины, №3 (24), 1999. – С. 46.
  19. Павлов С. Е. Адаптация. – М., «Паруса», 2000. – 282 с.
  20. Павлов С. Е., Блеер А. Н. Спортивная медицина: цели, задачи, перспективы... // Сборник материалов научного симпозиума «Нетрадиционные технологии функциональной диагностики в спортивной медицине». – Малаховка, МГАФК, 28-29 октября, 2001. – С. 17-20
  21. Павлов С. Е. «Секреты» подготовки хоккеистов – М.: Физкультура и спорт. – 2008. – 224 с.
  22. Платонов В.Н. Адаптация в спорте. - К.: Здоров,я, 1988. - 216 с.
  23. Платонов В. Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте. – Киев: Олимпийская литература, 1997. – 583 с.
  24. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. Государственное Издательство Медицинской Литературы. МЕДГИЗ, 1960. Москва. 253 с.
  25. Суслов Ф. П., Филин В. П. Действительный или мнимый кризис современной теории спорта // «Теор. и практ. Физ. культ.». – 1998. - № 6. – С. 50-53.




Реклама на сайте









Rambler's Top100

Кодекс этики врачей Рунета