Версия для печатиСпортивная медицина » Интересные статьи » Случай Андрус Веерпалу. Часть 2. - Блог Сергея Илю

Случай Андрус Веерпалу. Часть 2.


В прошлую пятницу команда, дисквалифицированного на три года за употребление гормона роста, Андруса Веерпалу определилась и решила продолжить свою борьбу в суде. Теперь, когда планы на будущее прояснились можно приступить к более детальному разбору ситуации. Начнем последовательно.

Случай Андрус Веерпалу. Часть 1.

Фёстбит - блог Сергея Илюкова www.firstbeat.livejournal.com

Хронология событий

29 января этого года Андрус Веерпалу прошел допинг контроль, анализ которого в последствии дал положительный результат на гормон роста. Проба была взята сотрудником эстонского антидопингового центра, Геа Муру. Надо отметить, что сбор пробы проходил в необычных условиях, в гипоксической комнате на спортивной базе Техванди после трёхчасовой тренировки.

15 февраля Международная Федерация Лыжных Гонок (ФИС) известили спортсмена о результате позитивной пробы А и при этом запросили его позицию по поводу вскрытия пробы Б. Условной датой анализа пробы Б было поставлено 24 февраля.

На запрос о вскрытии пробы Б, после размышлений, 23 февраля Андрус Веерпалу объявил о завершении карьеры. Общественности причиной внезапного завершения карьеры было представлена старая травма колена, которая якобы снова стала серьезно беспокоить спортсмена.

Вскоре однако, эстонским функционерам из Союза Лыжных Гонок Эстонии прояснилось, что завершение карьеры не освобождает от дисциплинарного рассмотрения результата позитивной пробы А. ФИС потребовала от спортсмена подтверждения факта приема запрещенного препарата основываясь на результате пробы.

Андрус Веерпалу ни на какой стадии до этого, прием гормона роста не признавал (и не сделал этого и по сей день). В ответ на запрос ФИС, процесс рассмотрения было принято продолжить. В ходе дальнейшей переписки, со слов главного секретаря Федерации Лыжных Гонок Эстонии Юрия Ярва, федерация получила представление, что пробу Б не будут вскрывать до завершения ЧМ в Хольменколлене т.е. до 7 марта.

8 марта представители ФИС снова обратились к эстонской стороне с запросом на подтверждение применения запрещенного препарата спортсменом либо необходимости анализа пробы Б.

12 марта Эстонская Федерация Лыжных Гонок ответила, что спортсмен не подтверждает вины приема запрещенного гормона роста и желает вскрытия пробы Б. 21 марта нанятый к тому времени адвокат Айвар Пильв послал от лица спортсмена заявление о непризнании в приеме запрещенных препаратов и также запросил вскрытие пробы Б.

Первоначальной датой для проведения анализа пробы Б было предложено 31 марта, однако в связи с занятостью доктора Лаазика, который был призван отстаивать интересы Андруса Веерпалу в медицинских вопросах, дата анализа пробы Б была перенесена на 5 апреля.

Проба Б подтвердила первоначальный результат пробы А, на избыточное наличие гормона роста. В первых же интервью медицинский эксперт команды Веерпалу поставил под сомнение результат пробы Б, обосновав это тем, что была существенная разница в концентрации гормона в пробе А и в пробе Б.

На июль месяц было назначено рассмотрение доводов сторон, то есть дисциплинарного комитета ФИС и команды Веерпалу. После рассмотрения случая и аргументированной дискуссии, 22 августа ФИС дала свое заключение по данному случаю. Андрус Веерпалу на основании пробы А и пробы Б, указывающих на применение гормона роста был дисквалифицирован, а за затягивание анализа пробы Б, наказание было продлено до 3 лет.

Именно в таком порядке проходило рассмотрение дела. В эстонских источниках дополнительно к вышеупомянутому, прошла информация относительно того, что Тоомас Сави (бывший главврач диспансера спортивной медицины Клиники Тартусского Университета, экс-президент Лыжного Союза Эстонии, нынешний член Европарламента) пытался 15 февраля по оглашению позитивной пробы А замять скандал в телефоном разговоре с представителями ФИС. Утверждение основывается на рапорте ФИС оглашенном после дисциплинарного рассмотрения дела. В своем интервью газете Постимеес, доктор Сави деликатно и дипломатично говорит об этом эпизоде: ei pruugi vastata tõele. Дословно: это не обязательно соответствует действительности.

Улыбаюсь. Мефистофель держится своих принципов. Лишний раз рассказывать о советской спортивной медицине не надо. Факультет Спортивной Медицины Тартусского Университета был золотой кузницей кадров для всего Советского Союза. Читая диссертации тех времен, возникает ощущение словно в руках зороастрийсикие исследования третьего рейха из засекреченных лабораторий Тибета. Сави живое воплощений волхвов, узкого круга просвященных тех времен. На личном уровне разделяю симпатии к этому персонажу, поскольку нас невидимой нитью связывает Альма Матер, с другой стороны разница поколений разделяет принципы и взгляды глубокой пропастью.

Андрус Веерпалу по прежнему отрицает свою вину и представители его команды пытаются в масс-медиа аргументировать причины положительного допинг теста. При этом, исходя из конфиденциальности информации, антидопинговые службы, вызывающие утверждения защищающейся стороны не комментируют.

А именно этим я сейчас и займусь.

Аргументы и факты

Основополагающим текстом, на который будет опираться дальнейший разбор, является пресс конференция данная Андрусом Веерпалу при участии его команды. К сожалению, оригинал на эстонском и не вижу смысла тратить время на его полный перевод, однако читатель может убедится в достоверности всех фактов отсюда:

http://sport.postimees.ee/538938/loe-mida-raagiti-veerpalu-pressikonverentsil/

Гугл в помощь :)

Позвольте сперва представить действующие лица пьесы. Команда Веерпалу:

Два адвоката, Айвар Пильв, Ильмар-Эрик Аавакиви, тренер Мати Алавер, сам спортсмен и в качестве основного научного консультанта Сулев Кыкс (профессор физиологии Тартуского Университета). Для научного мира Эстонии личность незаурядная и с публикациями действительно высокого ранга. Публикациями на тему нейрофизиологии, влияния стресса на разного рода нейротрансмиттеры и генетику нарушений психики. Другими словами ученый достойного ранга, но не имеющий к спортивной медицине абсолютно никакого отношения. Буду груб, но прав, охарактеризовав эту ситуацию поговоркой: "на безрыбье и рак рыба".

В своих доводах по длительности дисквалификации, ФИС обозначила отсутствие сотрудничества Веерпалу в расследовании и попытку затягивания анализа пробы Б. Последний аргумент имеет под собой более чем хорошую основу. Ссылаюсь на начало текста, где описана хронология. К чему была нужна такая задержка?

Поскольку гормон роста является белком, цепочкой аминокислот, всегда существует риск распада этого белка, до того как его успеют проанализировать. Такое случалось в прошлом, например с Марион Джоунс. Проба А дала позитивный результат, проба Б квалифицировалась как отрицательная. ВАДА вынесла для себя из этого горький урок, однако не была достаточно расторопна во внедрении правил, что привело к "оплошности" с Кайза Варис. А именно. Кайза (здесь извините спекулирую) узнав, что ее проба А оказалась позитивной, стала недоступной для оповещения и получения уведомления по поводу анализа пробы Б. Зная о возможности разложения белка в пробе Б, лаборатория профессора Сожи (Martin Saugy) в Швейцарии вскрыла пробу Б без присутствия спортсменки либо ее представителя. Это была необходимость продиктованная условиями.

Необходимость необходимостью, а правила сделаны для того чтобы их соблюдали и соблюдали обе стороны. Таким образом, играя фактом несоблюдения регламента проведения процедуры анализа, Кайза Варис при наличии двух позитивных проб на эритропоэтин
эритропоэтин
(erythropoetina; эритро- + греч. poiesis выработка, образование) — общее название стимуляторов образования эритроцитов (эритропоэз). Могут быть обнаружены в крови и других жидких средах организма при гипоксии; в крови эритропоэтины в небольшом...
нажмите для подробностей..
, аннулировала свою дисквалификацию в суде. Вот он пример соблюдения прав спортсмена. Уже на следующий год регламент ВАДА был скорректирован соответствующим образом. Как уже сказал, гормон роста также является по своей структуре белком. Зная вышеприведенные факты, читатель сам сможет свести их в логическую цепочку и сделать умозаключения по вопросу возможных, намеренных или нет, причин затягивания анализа проб, я же от дальнейших комментариев по этой детали воздержусь.

Если помните, я упомянул, что сразу после вскрытия пробы Б, господин Лаазик публично поставил под сомнение состоятельность проб тем фактом, что концентрация гормона роста в пробе А и пробе Б была разной. Не судите строго за мою некоторую предвзятость, но на это видимо и надеялись изначально. Надеялись, что в пробе Б концентрация упадет до того, что пробу не засчитают. Результат пробы однако, соответствовал всем критериям.

Счёт 1:0.

Команда Веерпалу узрела недостатки в двух основных вещах, транспортировке проб и слабостях метода определения гормона роста. Здесь отдельно подчеркну, что на конференции были представлены факты лишь одной, или обвиняемой, защищающейся стороны, которые естественно заведомо однобоки.

В этом, я, кстати вижу проблему работы антидопиногвых агенств, комитетов и других организации. Отсутствует публичное и детальное разбирательство случаев злоупотребления допинга. Как правило, лишь констатируется факт обнаружения допинга и констатация назначения наказания, без вникания и объяснения деталей. Таким образом, спортсмены и их группы поддержки играют масс-медия и формируют общественное мнение выгодным для них образом.

Далее я буду цитировать высказывания с пресс-конференции команды Веерпалу сопровождая их своими комментариями.

Профессор Кыкс: что касается взятия проб, то для нас абсолютно неприемлемо, что отсутствует информация о том где пребывали допинг-пробы в течении первых 5 часов после взятия. Такие пробы вообще нельзя анализировать, их следует выкидывать. Мы не можем нести ответственность за такую пробу и лаборатории тоже нельзя это делать!

СИ: Знакомым с самой процедурой транспортировки сразу становится ясно, что это пустая придирка. Догадываюсь о ее причине.

Процесс транспортировки в общих чертах выглядит следующим образом. Берется проба у спортсмена, опечатывается в его же присутствии и под его наблюдением. Заполняются все необходимые бумаги, в которых, кстати, тестируемый при желании может написать все свои претензии к проведению теста. Имеет право. После этого проба везется офицером допингового контроля либо напрямую в лабораторию (в редких случаях) либо передается специальному курьеру. Иногда проба может передаваться сперва в офис антидопинговой организации, а затем курьеру. Пример бланка используемого антидопинговыми организациями (в некоторых странах со своими адаптациями) выглядит следующим образом.

http://www.wada-ama.org/Documents/World_Anti-Doping_Program/WADP-Tools-DopingControl_Form/WADA_Chain_of_Custody_Form_Instructions_V3.pdf

На странице 3 в табличке две графы. Если в промежутке между взятием пробы и передаче ее курьеру, не было промежуточных передач, то вторую графу заполнять не надо. То есть вписывать отдельно, что было с пробой не надо. Судя по аргументам защищающейся стороны, они считают, что следует заполнять и вторую графу. Подобные аргументы отпадают сами собой, после внимательного прочтения регламента ВАДА по транспортировке проб.

Счёт 2:0.

Сама суть претензии профессора Кыкса вызывает вопрос: а что будет если условия транспортировки пробы не соблюдались? Проба будет непригодна для анализа, поскольку ее биологическое содержимое потеряет аналитическую ценность. По сути такая ситуация была бы только на руку мошенникам применяющим запрещённые препараты в спорте. Но пробы то, не смотря ни на что, позитивные, и А и Б. Подобная критика выглядит больше как желание придраться к деталям процедуры, а не объяснить с медицинской и физиологической точки зрения отклонения результатов проб от нормы. Сомнительная деятельность, на мой взгляд.

Айвар Пильв: рекомендуемый срок доставки пробы в лабораторию 36 часов, а в данном случае пробы прибыли спустя 42,5 часов. Посему неизвестно, выражаясь народным языком, не прокисли ли пробы.

СИ: сперва следует сделать акцент на слове рекомендуемый срок, это не означает обязательный. С пробами действительно следует быть расторопным, чтобы сохранить их биологическую ценность и проанализировать. Однако, дабы быть пунктуальным и проверить регламент, здесь:

http://www.wada-ama.org/Documents/Resources/Guidelines/WADA_Guidelines_Blood_sample_Collection_v2.2.pdf

На странице 20 заметите, что параграф 7.6.10 гласит о том что проба должна быть доставлена предпочтительно в течении 36-48 часов после взятия.

В течении 36 часов следует анализировать пробы крови предназначенные для паспорта крови, а это совсем другая опера! Это можно также проверить из доступных для всех документов ВАДА. Смотрите сюда, страница 23, глава 7.

http://www.wada-ama.org/Documents/Resources/Guidelines/WADA_ABP_OperatingGuidelines_EN_2.1.pdf

Остаётся вопросом, либо сторона защиты элементарно ошиблась, что не прибавляет им доверия в глазах общественности, либо намеренно пытаются ввести в заблуждение?!? Кто полезет читать руководства ВАДА? А возможность поставить под сомнение действия антидопинговых организаций есть. Не буду вдаваться в размышления по этому поводу, оставлю на суждение читателю.

Пробы Веерпалу были доставлено по истечению 42,5 часов, то есть в рекомендуемые сроки для гормона роста.

Счёт 3:0.

Касательно "прокисших" проб. Если бы они ”прокисли”, то это лишь усложнило работу лаборатории. Проба в таком случае просто регистрируется непригодной для анализа. К тому же по прибытию в лабораторию пробы проверяются и если замечаются недостатки, то это регистрируется. Подобных замечаний, однако, следуя рапорту ФИС, сделано не было. То есть лаборатория сочла пробу природной для анализа и нареканий связанных с транспортировкой не возникло. Это деталь, которую следует отметить отдельным образом. Понимая все нюансы тестирования, на каждой ступени процесса следует быть предельно точным, поскольку все понимают что, при дотошном разбирательстве до малейших деталей, все ошибки в деятельности антидопинговых служб и работы лабораторий будут разобраны по крупинке. У нас есть примеры из практики когда спортсмены выходили чистыми из воды из-за оплошностей персонала лаборатории (случай велосипедиста Хамильтона).

Профессор Кыкс: ни в судебной экспертизе ни в больницах этот тест использовать нельзя. ВАДА утверждает, что тест валидирован, но он не валидирован для диагностических целей. Это некомпетентно!

СИ: Не слишком ли резко? Тест создан исключительно под нужды борьбы со злоупотреблением гормона роста в спорте, не для диагностических целей, не для патологоанатомического анализа, а для определения допинга у спортсменов. Непосредственно на этой группе он и валидирован, другими словами состоятелен. Скептики (такие есть и среди самих разработчиков) еще пытаются поставить в некотором роде под сомнение, со своими нюансами, однако серьёзных оснований для этого нет. Так что, требовать изучения и валидирования теста ВАДА на трупах или в клинике, допустим больных шизофренией, ради того чтобы удовлетворить понятия компетентности профессора Кыкса, не видится делом благоразумным.

Счёт 4:0.

Пильв: ФИС по сути ограничило все свои утверждения высказываниями ВАДА. Для разбора наших аргументов был вовлечен эксперт ВАДА, который сам разрабатывал тест. Независимый эксперт должен быть извне, а не человек который сам разрабатывал тест. Фигурирующее в рапорте ФИС представление, что имеем дело с независимым экспертом в противоречии с фактами.

СИ: интересная логика. Мне самому кажется, что нет абсолютно никакой разницы кто тебе оппонирует, если ты сам достаточно компетентен. Разве не так?

Относительно привлечения эксперта (проф. О. Барросо), который действительно косвенным образом связан с ВАДА, а именно является сотрудником одной из акредитированых лабораторий и принимал участие в разработке теста. На мой взгляд, самый что ни на есть подходящий оппонент. Тем более что ФИС является в этом случае исполнительным, а не экспертным органом, другими словами следит и осуществляет всю деятельность по борьбе с допингом в соответствии с регламентом ВАДА. Таким образом, проф. Барросо, как представитель аккредитированной лаборатории и один из разработчиков теста он и является по отношении к ФИС и спортсмену, независимым лицом.

ВАДА сама разработала тест, коррумпирована и не имеет права на использование тестов которая сама разработала. Помимо этого в экспертном совете ВАДА сидят люди из фармацевтических компаний, которые связаны с разработкой тестов.

Кажется подобные высказывания выходят за рамки аргументированной дискуссии. Если с этим выступать перед дисциплинарной комиссией либо в суде.....

Однако по поводу теста и связи с фармацевтическими компаниями. Факт имеет место быть. Как я уже писал в первом посте, тест начали развивать еще во второй половине 90-х. В то время многое было сделано усердием принца Де Мероде и профессора Манфреда Донике. Если можете себе представить, то разработку подобного теста можно сравнить с разработкой нового лекарственного препарата, что требует как коллектив квалифицированных кадров так и соответствующее оборудование. Естественно, что кроме фармацевтических компаний таким потенциалом никто не обладает, поэтому в качестве партнера привлекли компанию Ново Нордиск (Novo Nordisk). Однако следует отметить, что для фармакологических компаний подобные мероприятия очень убыточны. Вложения, затраченные на подобное сотрудничество себя ни в коей мере не оправдывают финансово, может быть разве что влияют на имидж.

Таким образом, представители фармацевтических компаний действительно имеют представительство в экспертных панелях ВАДА (и не только по этому вопросу), что в таком случае является естественным положением дел.

Вновь таки, при всех обвинениях сторонников спортсмена принимавшего допинг, что нередко в подобных ситуациях, связь ВАДА с фармакологическими компаниями не объясняет позитивную пробу Андруса Веерпалу, что является сутью рассмотрения.

Кыкс: автор теста в своей публикации приводит пример исследования на 20 спортсменах после 20 минутной интенсивной нагрузки, что соответствует любительскому спорту, а теперь тестируются спортсмены которые перенесли 4-х часовую тренировку. Эти условия несравнимы.

В этом Кыкс отчасти прав. Не берусь комментировать этот вопрос без точных данных результатов теста, поскольку просто не на чем основывать личное мнение. В отчете дисциплинарной комиссии ФИС об этом эпизоде говориться, что время между взятием пробы и окончанием тренировки более 2 часов, чего по мнению Барросо, который опирается на ряд публикаций, вполне достаточно чтобы считать пробу представительной. К моему глубокому сожалению более конкретных ссылок на источники не дается, по сему оставлю этот вопрос открытым.

Кыкс: во время сбора пробы Андрус находился в гипоксической комнате, где искусственные образом были созданы условия высокогорья соответствующие высоте 4000-4500 метров. Это возможно стало причиной отклонения от нормы в пробах Андруса.

По этой теме действительно не так много исследований, самое пожалуй цитируемое сделано еще в 1994. Исследовали гормональные изменения у бегунов на длинные дистанции в условиях высокогорья (4000 м над уровнем моря). В среднем гормон роста падал, хотя были в группе и такие у кого держался на прежнем уровне. Всплеска вверх однако ни у кого не отмечалось. Здесь думаю вновь таки было бы полезно иметь на руках точные данные теста, однако увы. Посему не буду вдаваться в дискуссию в духе: если бы да кабы.

Кыкс: в случае сбора проб крови регламент ВАДА достаточно жесток и взятие проб в условиях высокогорья не разрешено.

В очередной раз перепутали с регламентом сбора крови для биологического паспорта спортсмена. В очередной раз…

Резюме

Позволю себе пустится в некоторые домыслы, которые читатель должен понимать как частное мнение и не брать за абсолютную правду. Не смотря на то, что некоторые вопросы и утверждения защищающейся стороны на данной фазе, за неимением точных данных, опровергнуть нельзя, думаю что читатель согласится со мнением автора в том, что многие доводы защиты явно несостоятельны. По факту, на данный момент, после дисциплинарного рассмотрения дела между ФИС и Эстонским Союзом Лыжных Гонок вердикт однозначен, Андрус Веерпалу дисквалифицирован за применение запрещённого препарата на 3 года. Точка. В интервью эстонским газетам местами Алавер говорит о заговоре, местами сам Андрус говорит о пищевых добавках. Честное слово, я испытываю при этом дежавю. Неужели не придумать ничего оригинальнее? Следующая стадия процесса, это рассмотрение дела в Арбитражном Суде в Лозанне. Ходатайство на рассмотрение подано в прошлую пятницу. Рассмотрение если состоится, то пожалуй не раньше чем через пол года, а тем временем сезон приближается.....

Ключевые слова: Андрус Веерпалу, гормон роста, допинг, лыжные гонки

Источник





Реклама на сайте









Rambler's Top100

Кодекс этики врачей Рунета